- Group DF - https://www.groupdf.com -

Руководитель Черкасского «Азота» Виталий Скляров о профессии химика, ДНК управленца, теннисный турнир Roland-Garros и английского премьера

В апреле 2021 исполнилось 10 лет с тех пор, как Виталий Скляров руководит Черкасским «Азотом». Сегодня это одно из самых больших предприятий в Черкасской области. Завод загружен на 100% и является самым крупним химическим предприятием в Восточной Европе. Накануне профессионального праздника – Дня химика – журналист издания «Черкасский край» встретился с руководителем предприятия. Это довольно откровенный разговор о профессии химика, о современных технологиях и ценностях. Это разговор о победах и поражениях, о человеческом счастье и умении держать удар. Также это интервью и о людях почетной профессии, об их судьбе и обычных жизненных историях.

Виталий Скляров

– 30 мая – День химика. Поздравляем! А чем вам лично запомнился первый день пребывания на Черкасском «Азоте»? Какими были впечатления от предприятия, от самого города?

 

– Спасибо за поздравления. Мне приятно, что вы, журналисты, помните о нашем празднике. Первый рабочий день … Дайте вспомню. Это было почти двадцать лет назад. Помню желтый стол, за которым мы сидели с Владимиром Шендером. Тогда он был техническим директором завода. Мудрый человек, который потом мне стал другом. И мы разговаривали с ним почти два часа. Я рассказывал о своей работе на Горловском «Стироле», откуда перевелся в Черкассы. Он – о производстве, на которое я приехал работать. У этих двух предприятий с технической точки зрения есть много общего. Мне еще тогда показалось, что Черкасский «Азот» – это предприятие со своей душой, характером. Здесь классные люди. Время быстро истекло и мы разъехались. Он – домой, я – в отель. У меня тогда даже негде было жить в Черкассах … Более детальное знакомство с предприятием произошло уже тогда, когда я начал исполнять обязанности заместителя технического директора на заводе. Технология производства минеральных удобрений для меня не была новой, потому что, как я сказал, до этого я работал на практически аналогичном предприятии, – Стироле.

Мне еще тогда показалось, что Черкасский« Азот »- это предприятие со своей душой, характером. Здесь классные люди.

– Какое впечатление было от города?

– Что касается самих Черкасс, то сначала был несколько разочарован, потому что в моем воображении областной центр представлялся как большой город с промышленными предприятиями и развитой инфраструктурой. Почти столица. А в реальности оказалось не все так. По дороге на «Азот» (я ехал по центральной улице города) колеса моего автомобиля попадали в выбоины. Вдоль обеих сторон улицы – старые, неприглядные дома частного сектора. Это меня поразило. Ведь я привык видеть другой областной центр – Донецк, что рядом с Горловкой. До российской агрессии он был развитым мегаполисом, в котором сосредотачивались высокий промышленный и научный потенциал, развитая инфраструктура и производственная база. Это был крупный промышленный и финансовый центр Украины. А здесь показалось, что попал в большую неухоженную деревню. Затем картинка города будто перезагрузилась. Главное в Черкассах – это люди. Люди с открытым сердцем.

– А сейчас? Как изменились Черкассы?

– Они менялись вместе с Азотом. У меня почему-то такая ассоциация. За двадцать лет Черкассы изменились, обновились. Городу везет с хозяйственными мэрами. Особенно с нынешним. Да, многое сделано, в частности, и при участии «Азота». Взять хотя бы Дворец культуры «Дружба народов» и площадь вокруг него. Наш акционер вложил не один десяток миллионов гривен в реконструкцию. Все для того, чтобы культурный центр приобрел европейский вид и стал украшением Черкасс. Но это не главное. Главное – черкащане – люди с открытой душой. Гостеприимные и добрые. Черкассы – это настоящее украинское гостеприимство. Это сердце Украины.

– Вы почти двадцать лет работаете на «Азоте» на разных должностях: заместитель технического директора, технический директор. 15 апреля исполнилось 10 лет, как возглавляете предприятие. Как вы построили такую успешную карьеру?

 

– Я не хотел бы заниматься самопиаром. Это не в моих правилах. Задавайте лучше вопросы по делу ….

– И все же я настаиваю. Вас называют очень успешным менеджером, успешным управленцем. О вас так говорят ваши сотрудники, о вас так говорил человек с Group DF …

– Понимаете, управленец – это в ДНК. Это либо есть, либо нет. Сколько себя помню, даже в детстве, всегда тянуло порулить. Если это футбол – ты капитан команды. Если строительство – ты главный прораб. Я даже на кухне иногда пытаюсь порулить, когда хочу что-то приготовить интересное для своей семьи. Как говорила мама, шило всегда было в одном месте. Непоседливым был с детства. Собирал друзей, организовывал экскурсии, тусовки и различные походы. Чувство коллективизма не покидало меня никогда. Так было, когда я учился в школе, а потом и в институте. Возможно, здесь определенную роль играет мой знак зодиака!

– Простите, перебью. Я не верю в гороскопы, но давайте угадаю. Лев?

– Так точно. Так вот, я считаю, что для успеха в бизнесе знания, опыт и стремление важны, но они должны совпадать с системой жизненных ценностей. Я имею в виду сохранение индивидуальности и постоянное саморазвитие. Я по такому принципу подбираю себе команду. Понимаете, менеджмент – это прежде всего наука об управлении людьми. А потом уже о суперзнаниях и навыках в химии. То есть, если, например, молодой специалист пришел на предприятие не на год-два, а решил всю свою жизнь связать с производством, с химией, то мы очень внимательно смотрим: насколько четки его ориентиры, какие у него ценности, в каком направлении он движется к поставленной цели. Если у него есть энергия и желание, он обязательно достигнет ее. Энергия, знания, опыт плюс харизма – это топливо для любого менеджера. Если этих качеств нет, ракета не летит. Он будет топтаться на месте. Как говорил футбольный тренер Моуринью, мне нужен не просто игрок на поле. Мне нужны люди, которые могут забивать гол. Брать проект и вести его до конца. Доводить проект до успеха. Только за счет таких людей бизнес набирает обороты. Только так бизнес может расти. Наш бизнес – это высокие технологии. И очень высокие скорости.

– К чему вас лично обязывает руководящая должность? Можете сказать просто?

– Три вещи. Брать ответственность за производство, за людей и их безопасность. Это основное. Первую руководящую должность я занял, когда мне было всего 28 лет, а возглавил «Азот» в 40 лет. Кроме того, если ты руководитель, ты должен постоянно самосовершенствоваться, оценивать свои силы, знания, умения управлять этим сложным механизмом. Я привык к тому, что нужно постоянно работать над собой. Постоянно! Уже находясь на должности председателя правления, я получил дополнительное образование в экономике и менеджменте. Отдельное обучение касалось управления проектами.

– У вас есть MBA?

– Да, закончил Эдинбургскую бизнес-школу. Эти знания были крайне необходимы. Двигаться нужно быстро. Можно сказать – бежать. Ты не можешь бежать марафон, если у тебя нет нормальных кроссовок. Новые знания и навыки – это необходимый элемент для того, чтобы эффективно управлять. Постоянно учиться и совершенствоваться – кредо моей жизни. Если не будешь учиться – сойдешь с дистанции. В глобальной химии идут очень динамичные изменения. Здесь все как в спорте. Нужно держать себя в форме.

– Спорт помогает?

– Да. Без спорта ничего бы не было. Только со спортом ты можешь многое успевать. Спорт влияет на производительность. Здесь я не открою вам какого-то секрета.

– Давайте все же вернемся ко Дню химика. Как вы думаете: за последние годы престиж профессии химика вырос?

– Мы еще не достигли того уровня престижа профессии химика, который был когда-то. Как сейчас в развитых странах. Мне трудно об этом говорить, больно. Иногда приходит молодой специалист на химическое производство и не знает формул минеральных удобрений, которые мы производим. Поэтому они учатся уже на предприятии, черпают знания у тех, кто давно работает на производстве. Качество образования, особенно химиков-технологов и тех специалистов, которые обслуживают технологические цеха, а это механики, прибористы, электрики, оставляет желать лучшего. «Костяк» специалистов со знаниями и большим производственным опытом – самое ценное, что мы имеем сейчас. А в дальнейшем ситуация может только ухудшаться. Поэтому мы должны инвестировать в кадры и мы инвестируем. У нас нет другого выхода.

– Что вы делаете, чтобы вырастить кадры?

– Не секрет. Мы системно сотрудничаем со многими учебными заведениями – от профессиональных училищ, которые занимаются подготовкой специалистов рабочих профессий для таких предприятий как у нас, до университетов. Техникумы ранее выпускали неплохих специалистов, хотя их выпускники и не имели высшего образования. С ними также работаем. Надо восстанавливать прохождение студентами-химиками практики непосредственно на производстве, начиная с третьего курса. Мы с удовольствием принимаем студентов Черкасского государственного технологического университета на практику, но, к сожалению, их немного. Закрепление ими теоретических знаний на практике значительно повысит понимание того, что читают им преподаватели в аудиториях. Да и самим преподавателям не мешало бы чаще бывать на производстве. Наши двери открыты! Мы готовы знакомить с производством, давать информацию об имеющихся у нас вакансиях, условиях труда. С 3 – 4 курса студенты могут определиться с дальнейшим местом работы. Только талантливым молодым специалистам, которые в процессе производства углубляют свои профессиональные знания и приобретают опыт, открываются перспективы для карьерного роста, в отличие от государственных структур, где к руководству пробивается менее способная молодежь, используя связи, что в результате тормозит развитие государства. Химическое производство не терпит такого отбора кадров. Мы хотим забирать лучших – самых талантливых и перспективных. В Украине дефицит химиков. Мы должны забирать талантливых к нам. Такая у нас амбициозная цель и она реальна.

В Украине дефицит химиков. Мы должны забирать талантливых к нам. Такая у нас амбициозная цель и она реальна.

– Почему вы выбрали именно профессию химика? В вашей семье были химики?

– Не было. Я очень любил химию в школе, участвовал в олимпиадах, занимал призовые места. Мне повезло с преподавателями. Любовь к школьному предмету «химия» вероятно и стала решающим моментом в выборе профессии.

– Если бы вам предложили составить список качеств, которые вы больше всего цените в людях, каким бы он был?

– Как я уже сказал – это харизматичность. Эта черта очень важна для лидера, который должен уметь склонить людей на свою сторону, убедить. Второе, как это ни странно слышать, – креативность. Я всегда восхищался талантливыми людьми. Они несколько по-другому видят мир. Они генерируют идеи. Они – движущая сила в бизнесе. Не только в химии. Третье – надежность. Я делаю ставки на людей, на которых можно рассчитывать. Когда ты уверен, что они не подведут в трудную минуту. Ценю в людях такую черту, как ответственность. Ответственность за выполнение принятых решений и, что очень важно, – за допущенные ошибки. Вы знаете, что не ошибается тот, кто ничего не делает. И это действительно так. Мы можем допускать ошибки, но нужно иметь смелость признавать и отвечать за них. Смелость, настойчивость, добродушие, верность – это те черты, которые очевидно мы больше всего ценим в людях. Я ценю людей, которые разделяют ценности предприятия, отдаются своему делу на все 100 процентов.

– В чем заключается ваш личный секрет успеха?

– Вы опять хотите, чтобы я занимался самопиаром … (Смеется — прим. авт.). Хотя, как говорит мой приятель, скромность – это путь к бедности.

– Вы опять не ответили ….

– Давайте попробую. (Пауза на минуту – прим. авт). «Успех – это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма». Это слова Уинстона Черчилля. С ним трудно не согласиться. Находясь на высших ступенях власти и в самые трудные времена, Черчилль не изменил ни своей стране, ни себе, ни своим идеалам, ни своим ценностям. Он говорил, что неудачи делают человека сильнее, увереннее. Неудачи добавляют решимости двигаться вперед. Это и есть, с моей точки зрения, секрет успеха. Без поражений, нет побед. Это квинтэссенция. Держать удар, вставать и снова продолжать то, что ты начал. В бизнесе – это главное. Не обращать внимания на поражение. Идти до конца.

– Для многих людей большое значение имеет достижение в жизни материального достатка. Какое это имеет значение для вас?

– Работая более тридцати лет в химической отрасли на различных руководящих должностях, я не могу пожаловаться на бедность. Но и не отношу себя к людям со слишком большими доходами. Материальные блага не являются самоцелью для меня. Я руководитель крупного предприятия. Те прибыли, которые есть, обеспечивают нормальную жизнь. Я спокоен за свою семью. Однако в работе всегда есть еще что-то выше, важнее. Это – определенное состояние твоей души, ощущение самореализации, ощущение победы. Когда есть желание изменить жизнь людей к лучшему. Когда ты ложишься спать и продолжаешь на автомате думать о производстве, о людях, о нерешенных проблемах. Ты не можешь заставить мозг не думать об этом. Как руководитель, я держу под контролем и социальные вопросы производственников. Они, я считаю, достаточно неплохо защищены Коллективным договором.

– Там прописаны большие социальные блага?

– Мы никогда этого не скрывали, я скажу, что средняя заработная плата на «Азоте» выше, чем в городе. Каждый работник получает материальное вознаграждение во время ежегодного отпуска. У нас отмечаются денежной наградой те, кто отработал на производстве 25 лет. И не только. Мы заботимся о наших ветеранах. Их руками закладывался прочный фундамент для развития «Азота». У нас создан специальный Фонд для поддержки ветеранов. Мы также оказываем помощь городу, поддерживаем медицинские и образовательные учреждения. Хочется, чтобы в нашей стране было как можно больше состоятельных людей и меньше тех, кто нуждался бы в базовых вещах для нормальной жизни.

– Что, по вашему мнению, нужно для этого сделать?

–Быстрыми темпами внедрять реформы, поднимать экономику. Очень важно для правительства поддерживать собственного производителя, создавать дополнительные рабочие места, развивать науку, улучшать медицину и качество жизни в целом. Нынешняя ситуация, сложившаяся в связи с эпидемией коронавируса, показала слабые места в медицинской отрасли страны.

– Уточните, какую именно поддержку должно предоставить государство собственным производителям? В частности, таким предприятиям, как «Азот»?

– Первое, свобода предпринимательства. Меньше проверок, меньше намеков на взятки и больше поддержки. Поддержки бизнеса, как налогоплательщика. Уважения к налогоплательщику. Вы понимаете, о чем я. Второе – здоровый протекционизм. Без этого перспективы для развития отрасли туманны. Если чиновники МКМТ защитят отрасль, и она сможет зарабатывать, только тогда появится возможность для инвестиций и большой модернизации основных производств. Только тогда вся отрасль будет более конкурентоспособной. Только тогда мы можем реализовать те масштабные планы, которые мы разрабатывали еще до 2013 года – до войны России с Украиной.

Замыслы были грандиозные, но реализовать их не удалось. В течение четырех лет с начала войны мы мало вкладывали в производство и, по сути, едва выживали, потому что Правительство не могло защитить украинский рынок от дешевых российских удобрений. Уже два года работает эмбарго на ввоз удобрений из РФ. Мы наращиваем объемы производства, проводим капитальный ремонт, инвестируем в основные фонды. Если правительство сможет защитить украинский рынок, то не будет грузинской или белорусской селитры, украинские химики смогут и дальше инвестировать в расширение производства, в новые технологии и исследования. Это позволит оставаться сильным конкурентоспособным производителем.

Стратегически государство должно не стоять в стороне, а, например, вместе с Союзом химиков, предложить стратегию развития и поддержки отечественного производителя, которая была бы направлена на своего потребителя и производителя, интересы всей страны.

Стратегия есть на бумаге, но у правительства пока недостаточно мотивации помогать украинским химикам. У меня к вам простой вопрос: если украинские предприятия способны обеспечивать весь украинский рынок азотными удобрениями, то почему здесь, в Украине, торгуют удобрениями из Грузии, Польши, Латвии? Почему у нас, несмотря на эмбарго, торгуют российскими удобрениями? Зайдите на OLX, посмотрите и убедитесь, что удобрения из России продают в Украине. Понимаете, должно быть не латание дыр. Не только эмбарго на ввоз удобрений из России. То, что мы можем сами произвести, вообще надо ограничить на ввоз. Или так, как предлагает Союз химиков – отдать импортерам 25% рынка, а все остальное должны занимать украинские компании. Это называется здоровый протекционизм. Этим сейчас занимаются все страны. Но у нас почему-то большие лоббисты добились того, что в Украине любые иностранные удобрения завозятся без проблем. А ничего, что этот импорт убивает украинское производство? Ничего, что этот импорт убивает рабочие места? Я понимаю, что от химической отрасли зависит успех работы украинского АПК. Все аграрии заинтересованы в обеспечении удобрениями в полном объеме. И я уверен, что украинские химики могут обеспечить всех украинских аграриев азотными удобрениями. Это такая win win (взаимовыгодная, – прим.авт) ситуация.

Надежная работа АПК – это, в широком смысле, вопрос национальной продовольственной безопасности. Аграрный сектор является ключевым для страны, ключевым для валового национального продукта. Посмотрите на все глобально. Без продовольствия мир не выживет. Поэтому, проводя реформы, государство должно учитывать интересы собственных производителей. Только собственный производитель будет работать в интересах своего народа и страны.

Проводя реформы, государство должно учитывать интересы собственных производителей. Только собственный производитель будет работать в интересах своего народа и страны.

– Несколько личных вопросов. Что является самым дорогим в вашей жизни?

– Жизнь … Жизнь моей семьи. У нас с женой Надеждой есть две дочери: старшей Алине 28 лет – она подарила нам внука Максима, которому уже четвертый год, а меньшей дочери Соне – 13 лет, она еще учится в школе. С нами живет мой отец, которого я перевез из Ясиноватой Донецкой области – города, в котором я родился, где прошло мое детство. К сожалению, сейчас он оказался на оккупированной территории. Война поломала судьбы многих людей.

– Что давалось в жизни труднее всего?

– Пережить потерю своих родных. Я потерял маму, а моя жена – обоих родителей. Это были тяжелые времена для нашей семьи. Боль потери остается на долгие годы.

– Чем занимаетесь, когда есть возможность отдохнуть от производственных дел?

– Люблю читать книги. Активно занимаюсь спортом.

– Какому виду спорта отдаете наибольшее предпочтение?

– Последние 10 лет – большому теннису. Я сам играю, и могу смотреть неограниченное количество турниров по телевидению. Мне нравится наша Свитолина и швейцарский теннисист Федерер. Мечтаю когда-нибудь поехать на Roland-Garros или Wimbledon. Но работа не отпускает. Завод – это как ребенок. Ты не можешь просто взять бросить его и поехать на неделю в Лондон или в Париж.

– Что вызывает у вас положительные эмоции, хорошее настроение?

– Если что-то делаю и получаю положительные результаты.

– Вы инициировали строительство часовни у проходной «Азота». Сегодня она уже открыта. Что вдохновило вас на это?

– Год назад мы открывали часовню в 1-м пожарно-спасательном отряде, который охраняет наше предприятие. Тогда и возникла мысль о строительстве небольшой церкви у проходной «Азота». Мою инициативу поддержал акционер Дмитрий Фирташ. Выделил большую часть средств, часть добавили лично члены правления. И мы реализовали этот проект. Каждый человек определяет для себя жизненные ценности и у каждого они разные, но мне кажется, что вера – это естественная потребность человека, с которой он приходит в мир. Вера – это то, что дает силу. И, если человек хочет побыть наедине, в покое, хочет обратиться к Богу и помолиться, то часовня – это именно то место. Спокойствие не всегда найдешь в нашей повседневной суетливой и изнурительной жизни. Здесь – другая атмосфера. Строя храм, мы ожидаем увидеть в нем людей, независимо от того, какую веру они исповедуют, в какую церковь ходят.

– От чего вы никогда не откажетесь?

– От Родины, от земли, на которой родился и живу. Я – украинец, и горжусь этим.

– Руководитель крупного предприятия – это самая высокая вершина? Думали ли вы о более амбициозных планах?

– Ли Якокка в 36-летнем возрасте стал вице-президентом, а в 40 лет – президентом автомобильной компании Генри Форда. В 54 года он возглавил и привел к триумфу корпорацию «Крайслер», которая перед тем была на грани катастрофы, и только в 68-летнем возрасте отошел от большого бизнеса. Мне только 50-т. Надо всегда двигаться вперед и не стоять на месте. Как говорят на одном телеканале – самое главное впереди.

– Что бы вы пожелали коллективу предприятия, поздравляя его с профессиональным праздником – Днем химика?

– Сплоченности, веры. Стабильной безопасной работы и достойной заработной платы. Хотелось бы поблагодарить каждого лично, ведь люди – это главное.